Цитата из Библии

Загрузка...

Голосование

Закон о нечистой пище:

Баннеры

Истинный смысл Рождества, или можно ли праздновать Рождество без Санта Клауса?

Рождество - время, когда мы должны оставить в стороне все наши разногласия, это время для заботы, доброты, сострадания и любви, и время, когда нужно не потреблять, а отдавать. Отдавать частицу себя и своей души. Но вместе с тем от нас не должен ускользать подлинный смысл Рождества, заключающийся в праздновании рождения Христа-Мессии и в начале развертывания тех событий, которым суждено было изменить духовный облик мира. Но что (точнее - кто?) стоит за главным символом Рождества - толстопузым добродушным стариком, раздающим подарки детям и путешествующим по всему миру в оленьей упряжке? Когда этот образ вошёл в народную "детско-рождественскую" мифологию? У него много имен - Санта-Клаус, Батюшка-Рождество (Father Christmas, Père Noelle, Babbo Natale), Йоулупукки, Дед Мороз и т.д.

Традиционно принято считать, что за образом обаятельного Санта-Клауса "прячется" один из главнейших святых христианского мира - Св. Николай Мирликийский. Само имя Санта Клаус есть не что иное, как искаженное голландское Синте Клаас, Святой Николай. О том, каким был этот святой в жизни, известно довольно мало, т.к. житийная традиция о Николае довольно рано подверглась мифологизации и напластованиям из различных элементов народной религиозности. В частности, известно, что это был человек довольно строгих аскетических правил, но при этом очень великодушный по отношению к слабым мира сего. Можно даже предположить, что сложившийся ко второй половине XIX в. знакомый всем образ Санта Клауса, подбрасывающего детям подарки в чулок, корнями уходит к одному из житийных преданий, согласно которому Николай помог обнищавшему отцу семейства, у которого было три дочери. Когда отчаявшийся старик уже собрался было отдавать дочерей в блудницы, чтобы выручить хоть немного на пропитание, Св. Николай тайком подбросил ему в окно три узелка с золотом - на приданое каждой.

 

Св. Николай родился примерно в  270-е годы в Мире, одном из городов малоазийской провинции Ликия. Он был хиротонисан во епископы в очень молодом возрасте, вопреки каноническим правилам (учитывая, что даже минимальный возраст пресвитера был ограничен тридцатью годами). Во всяком случае, диоклетиановские гонения Николай встретил уже будучи в сане. Более того, ему довелось пережить и кратковременные гонения Лициния (последовавшие уже после Миланского эдикта 313 г.), когда пострадали Сорок мучеников Севастийских, а Николаю вместе с другими епископами выжгли на руках клейма каленым железом. Вскоре Николай был освобожден из заточения по инициативе императора Константина и в благодарность за это стал горячим сторонником всех начинаний принцепса. В частности, Николай был одним из тех, кто активно поддержал осуждение Ария на Никейском соборе 325 года. Известно предание (достоверность которого, правда, нам вряд ли удастся подтвердить), согласно которому Николай заушил Ария, не в силах выслушивать аргументы последнего против догмата о Троичности Божества.

Подобный акт насилия (если конечно всё то, о чём говорит предание, было правдой) было неслыханным делом среди лиц, облеченных священным саном. Неслучайно из-за этого инцидента собор лишил сана Николая, воспретив ему носить епископские знаки отличия (кстати, интересно отметить, что на большинстве греческих икон Николай изображается без епископской митры на голове). Судя по всему, чисто психологически подобное поведение объяснялось тем, что Николаю просто нечем было возразить в ответ на стройные, аргументированные и логически выверенные аргументы александрийского пресвитера. Ведь вряд ли можно считать случайным тот факт, что арианство держалось в течение почти двух с половиной столетий после осуждения Ария (и держалось бы больше, если бы не было почти окончательно искоренено в результате радикальных законодательных мер христианских императоров) и даже было в течение определенного времени "официальной" религией в варварских королевствах, а во времена Ария сам пресвитер пользовался безусловной поддержкой значительной части сирийского и анатолийского епископата (часть которого была попросту не допущена на собор, часть же лишена права голоса). В любом случае, предание о "заушении Ария" свидетельствует отнюдь не в пользу Николая. Более того, кажется вообще странным, что оно появилось именно среди почитателей Николая, а не его противников.

Образ Санта Клауса, друга всех детей - смесь народного почитания Св. Николая и различных легенд полуязыческого происхождения, окончательно сложился в Викторианской Англии около 1860 г. Сам Св. Николай скончался 6 декабря 343 г. С тех пор этот день отмечается Церковью как день памяти святого; в русской же Церкви этот день празднуется по юлианскому календарю и известен как день "Николы Зимнего". В 540 г. над могилой святого была воздвигнута базилика; в настоящее же время мощи Св. Николая почивают в итальянском городе Бари. Самые различные варианты житийной традиции о Св. Николае собраны на соответствующих исследовательских сайтах, где также можно найти любопытную информацию касательно оформления легенд о Санта Клаусе (St Nicholas Centre и Chronology of Santa Claus).

St Nicholas of MyraЧто касается "рождественского" аспекта культа Св. Николая, трансформировавшегося в коммерциализированный "светский" культ Санта Клауса, то здесь есть несколько тревожащих моментов. Мы видим, что в последнее время подлинно духовный смысл Рождества теряется, и этот святой для многих миллионов людей день стал просто лишним поводом хорошо и вкусно поесть, крепко выпить и выкинуть кучу денег на множество мало кому нужных подарков. И подлинной иконой (точнее - антииконой) жутковатой предрождественской коммерческой лихорадки стал тот самый старик в красном колпаке. Образ Санта Клауса стал фактически синонимом коммерческой наживы, без которой немыслима никакая рождественская акция. Что же касается всего сокровенного и самого дорогого, что включает в себя рождественский день, то для большинства современных людей всё это так и остаётся непрочувствованным. Более того, учитывая тот факт, что образ реального Святого Николая имеет мало отношения к празднованию дня под названием Christmas, складывается впечатление, что Санта Клаус - вообще для Рождества чужой! Ведь для создания образа добрых сказочных персонажей, дарящих детям праздничные подарки, вполне подошли бы три волхва, пришедших поклониться новорожденному Мессии, Сыну Давидову и принесших с собой золото, мирру и ладан. При чем же здесь Святой Николай? Кстати, в Греции на роль местного "Санта Клауса" выделили Св. Василия Великого, в просторечии более известного как "Ай Василяс". Уже не будем говорить о том, что празднование рождественских Святок вообще имеет ярко выраженный языческий подтекст и в странах Северной Европы связывается с празднованием Йоля, древнегерманского дня зимнего солнцестояния. Языческое происхождение (и содержание!) имеет и славянский праздник Коляды, также связанный с зимним солнцестоянием. Есть ещё некоторые детали, имеющие явно антихристианский подтекст. Во-первых, Учитывая, что в древности епископы носили облачения красного цвета, одежды Санта Клауса - красный колпак, красный тулуп и т.д. походит на пародийное осмеяние образа епископа. Во-вторых, сам образ Санты - в том виде, в каком он преподносится детям - заставляет детей думать больше о подарках, чем о подлинно духовном смысле Рождества, и таким образом воспитывается меркантильность. Ну и наконец -  “Saint Nic” - сокращённое именование доброго рождественского старикашки - слишком уж похоже на “Old Nic”, одно из иносказательных английских обозначений дьявола.

Наша озиция состоит в том, что история о Санта Клаусе несёт детям больше вреда, чем пользы. Более того, образ Николая Мирликийского вряд ли имеет отношение к самой рождественской традиции, овеянной множеством других красивых и романтичных легенд и сказок. Куда красивей легенда о загадочных волхвах Каспаре, Бальтазаре и Мельхиоре, тем более, что их светлый образ не опошлен коммерческим духом современного Christmas'а, культивирующего жадность, скупость и бездушие, и наверняка понравился бы детям не меньше банального Санты. Тем более за этими образами стоит подлинно евангельский дух, уводящий нас в Римскую Палестину времён Исуса, а не в Викторианскую Аглию. Да и потом - может ли пример епископа, бросающегося с кулаками на своего оппонента, научить ребенка чему-нибудь хорошему? Тем более, что образ Ария, простившего своего противника, смотрится на фоне Николая куда как привлекательнее. К сказанному остаётся прибавить, что для нас не является примером  Николай, и его житийное наследие (вне зависимости от того, восходит ли оно к реальным фактам или является плодом вымысла) не может быть авторитетом для тех, кто придерживается традиций подлинного апостольского христианства.

 

Иван Копылов

по материалам Ариано-Католического Теологического Сообщества