Цитата из Библии

Загрузка...

Голосование

Закон о нечистой пище:

Баннеры

Мигель Сервет. В поисках истины

27 октября 1553 года в Женеве на костре был сожжен Мигель Сервет. Гильом Фарель, сподвижник Жана Кальвина, обратился к публике с такими словами: «[Сервет] — мудрый человек, который, несомненно, верил в истинность своих учений, но им овладел Дьявол. [...] Берегитесь, чтобы такое не случилось с вами!» За что же этот несчастный человек понес столь суровое наказание?

Мигель Сервет родился в 1511 году в Испании, в местечке Вильянуэва-де-Сихена. С самых ранних лет Мигель преуспевал в учебе. В одном труде говорится, что «к 14 годам он уже знал древнегреческий, латинский и древнееврейский языки, а также обладал обширными познаниями в философии, математике и богословии».

Сервета, еще подростком, в качестве секретаря взял к себе на службу Хуан де Кинтана, личный духовник императора Карла V, который также был королем Испании. Разъезжая вместе со своим господином, Сервет мог видеть религиозные преследования в Испании: евреев и мусульман либо изгоняли, либо принуждали обратиться в католицизм. (Испанские власти изгнали 120 000 евреев, отказавшихся принять католицизм; несколько тысяч мавров были сожжены на костре.)

 

В 16 лет Сервет отправился изучать право в Тулузский университет (Франция). Там он впервые увидел полную Библию. Несмотря на то что читать Слово Бога строго воспрещалось, Сервет украдкой делал это. Прочитав Библию, он поклялся перечитать ее «еще тысячу раз». Очевидно, в Тулузе Сервет изучал Комплютенскую полиглотту — издание Библии, позволявшее ему читать Священное Писание на языках оригинала (древнееврейском и древнегреческом), а также в латинском переводе*. Поскольку Сервет исследовал Слово Бога, а в Испании наблюдал моральное разложение духовенства, его доверие к Католической церкви заметно пошатнулось.

Сомнения Сервета только усилились, когда он побывал на коронации Карла V. Папа Климент VII возвел испанского короля в императоры Священной Римской империи. Папа сидел на переносном троне, а король припал к его ногам, целуя их. Позднее Сервет написал: «Я собственными глазами видел, с какой помпой кардиналы несли на плечах папу, а уличная толпа с обожанием смотрела на него». Сервет не понимал, что может быть общего между этой помпезностью и простотой Евангелия.

Поиск религиозных истин

Сервет предусмотрительно оставил место секретаря у Кинтаны и в одиночку начал поиск истины. Он верил, что весть Христа предназначена не для богословов и философов, но для простых людей, чтобы они ее приняли и жили в согласии с ней. Поэтому Сервет решил обратиться к тексту Библии на языках оригинала и отвергнуть любые учения, идущие вразрез со Священным Писанием. Примечательно, что в работах Сервета слово «истина» и его производные формы встречаются значительно чаще, чем другие слова.

Исследуя текст Библии и историю, Сервет пришел к выводу, что в первые три столетия нашей эры христианство было искажено. Он установил, что Константин и его преемники поддерживали ложные религиозные учения, в результате чего был принят догмат о Троице. В 20 лет Сервет опубликовал труд «Ошибочность троичности», за который его стала преследовать инквизиция.

Сервет четко представлял себе истинное положение вещей. «В Библии,— писал он,— нет ни слова о Троице. [...] Мы познаем Бога не посредством собственных напыщенных философских идей, но через Христа». Сервет также пришел к заключению, что святой дух не личность, а сила Бога в действии.

В своем труде «Об Иисусе Христе, Сыне Божьем» Сервет писал, что догмат о Троице запутанный и противоречивый, а также отметил, что в Священном Писании «нет ни единого слова» в его поддержку.

Сервет заслужил одобрение некоторых людей. Например, протестантский реформатор Себастьян Франк написал: «Испанец Сервет в своем сочинении утверждает, что Бог — одна, единая личность. Римская церковь придерживается взгляда, что существует три лица, которые суть одно. Я скорее соглашусь с испанцем». И все же ни Римско-католическая церковь, ни протестантские церкви не могли простить Сервету то, что он подверг сомнению их главнейший догмат.

Исследуя Слово Бога, Сервет отверг и другие церковные учения, а также посчитал неприемлемым почитание образов. Через полтора года после опубликования книги «Ошибочность троичности» Сервет сказал следующее, не желая обидеть ни католиков, ни протестантов: «Я не могу целиком и полностью присоединиться ни к одной из сторон. Мне кажется, что как те, так и другие в чем-то правы, а в чем-то ошибаются; все указывают на чужие ошибки и никто не замечает собственных». Но Сервет был одинок в своих поисках истины.

Однако искренность Сервета не уберегла его от некоторых ошибочных заключений. К примеру, он вычислил, что Армагеддон и Тысячелетнее правление Христа наступят в его время.

Поиск научных истин

Укрываясь от преследователей, Сервет сменил имя и стал называться Вилланованусом. Он поселился в Париже, где ему удалось получить несколько ученых степеней, в том числе по медицине. Пытливый ум ученого побуждал Сервета проводить вскрытия, чтобы понять, как устроен организм человека. В итоге он стал, по всей видимости, первым европейцем, постигшим малый круг кровообращения. Сервет описал свое открытие в труде «Восстановление христианства». Это было за 75 лет до того, как Уильям Гарвей описал всю кровеносную систему.

Также Сервет подготовил новое издание «Географии» Птолемея. Этот труд оказался настолько превосходным, что некоторые стали называть Сервета отцом сравнительной географии и этнографии. Позднее, на суде в Женеве, ему вменили в вину то, что он описал Палестину как необитаемую и бесплодную землю. В свою защиту Сервет заявил, что его описание относится к настоящему времени, а не к эпохе Моисея, когда в этой земле, без сомнения, текло молоко и мед.

Кроме того, Сервет написал «Универсальный трактат о сиропах», в котором представил новый, уравновешенный взгляд на методы лечения. В этом труде содержались такие обширные медицинские знания, что Сервета можно считать пионером в фармакологии и витаминотерапии. Сервет обладал широкими познаниями во многих областях, поэтому его называют «одним из величайших умов за всю историю человечества, сделавшим весомый вклад в мировую культуру».

Влиятельный противник

У искателей истины всегда было много противников (Луки 21:15). Среди многочисленных оппонентов Сервета был Жан Кальвин, основавший авторитарное протестантское государство в Женеве. Историк Вил Дюрант пишет, что «диктатура [Кальвина] основывалась не на законе или власти, а на его силе воли и твердости характера» и что Кальвин, «как и любой папа римский, не признавал права иметь личные убеждения в вопросах веры».

Вероятно, Сервет познакомился с Кальвином в Париже, когда они оба были еще юношами. Не сойдясь во взглядах, они стали заклятыми врагами. Несмотря на то что Кальвин был вождем Реформации, он в конце концов выдал Сервета католической инквизиции. Сервету с трудом удалось покинуть Францию, и там сожгли не его самого, а его чучело. Однако Сервета опознали и заключили в тюрьму в Женеве — приграничном городе, в котором слово Кальвина было законом.

В тюремных застенках Сервета по распоряжению Кальвина подвергали нечеловеческому обращению. Тем не менее во время судебного разбирательства Сервет сказал, что готов изменить свои взгляды, если ему предоставят убедительные библейские доказательства того, что он заблуждается. Но сделать этого Кальвин не смог. Сервета приговорили к сожжению на костре. Некоторые историки считают его первым мучеником за веру, которого католики сожгли заочно, а протестанты — заживо.

Предвестник религиозных свобод

Кальвин устранил личного врага, но при этом пал в глазах других. Жестокая казнь Сервета вызвала волну негодования во всей Европе и стала мощным аргументом в устах борцов за гражданские права, которые отстаивали мнение, что человека нельзя казнить за его религиозные взгляды. Они как никогда прежде исполнились решимости в борьбе за свободу вероисповедания.

Итальянский поэт Камилло Ренато с возмущением написал: «Ни Бог, ни его дух не давали права на подобные действия. Христос никогда не поступал так с теми, кто отвергал его». А французский гуманист Себастьян Кастеллио считал: «Убить человека означает не отстоять вероучение, а просто убить человека, и ничего более». Сам Сервет говорил: «Я считаю в корне неправильным убивать людей только за то, что они заблуждаются в толковании Священного Писания, ведь не секрет, что даже избранные могут допускать ошибки».

В книге «Мигель Сервет — гигант мысли, гуманист и мученик» о последствиях казни Сервета говорится следующее: «Смерть Сервета стала поворотным пунктом в переосмыслении идеологии и мировоззрения, господствовавших с IV столетия. [...] С исторической точки зрения, Сервет отдал жизнь ради того, чтобы в современном обществе свобода совести стала гражданским правом» (Michael Servetus—Intellectual Giant, Humanist, and Martyr).

В 1908 году во французском городе Анмас, который находится примерно в пяти километрах от места казни Сервета, в его честь был воздвигнут памятник. Подпись гласит: «Мигель Сервет... географ, врач, физиолог, сделавший вклад в достояние человечества своими научными открытиями, своей преданностью больным и бедным, а также неукротимым умом и совестью. [...] Он был непоколебим в своих убеждениях. Ради истины он пожертвовал жизнью».

Находясь в тюрьме, Сервет подписал свое прощальное письмо так: «Мигель Сервет, одинокий, но имеющий Христа своим верным защитником».

 

Сервет и Божье имя

Поиски истины побудили Сервета употреблять Божье имя. Через несколько месяцев после того, как Уильям Тиндал включил это имя в свой перевод Пятикнижия, Сервет издал труд «Ошибочность троичности», в котором неоднократно упоминал имя Иеговы. Он объяснил: «Другое имя, святейшее из всех, יהוה... можно передать как... „Он дает становиться“, „Тот, кто производит на свет“, „причина бытия“. [...] Имя „Иегова“ применимо только к Отцу».

В 1542 году Сервет подготовил новое издание известного латинского перевода Библии Сантеса Пагнинуса. В многочисленных пометках на полях Сервет снова обращал внимание на Божье имя. Имя Иеговы было включено в ссылки на полях к таким стихам, как Псалом 82:19, где в основном тесте было написано «Господь».

В своей последней работе, «Восстановление христианства», Сервет написал о Божьем имени: «Совершенно очевидно... что в древние времена это имя многие произносили вслух».

Обсудить на форуме: Мигель Сервет. В поисках истины