Цитата из Библии

Загрузка...

Голосование

Закон о нечистой пище:

Баннеры

Эдит Штайн - еврейка, философ, монахиня-кармелитка

Эдит Штайн была одной из наиболее известных личностей европейской философской и культурной элиты XX века. Бескомпромиссный поиск правды привел ее к глубокому познанию Бога. Эдит погибла мученической смертью в Освенциме в 1942 году.

Детство

Эдит Штайн родилась 12 октября 1891 года во Вроцлаве, в богатой еврейской семье. Их дом находился на сегодняшней улице Дюбуа. Она была самым младшим (одиннадцатым) ребенком Зигфрида и Августины Штайн, но четверо из ее братьев и сестер умерло вскоре после рождения. Отец умер внезапно, когда Эдит исполнилось 21 месяц. После смерти мужа Августина Штайн была вынуждена заняться их фирмой, торгующей деревом. Мать Эдит была исключительным человеком, она окружала семью теплом любви, одновременно ставящей требования и объединяющей всех членов семьи. Она была примером глубокой веры в Бога, сохраняла верность ежедневной молитве и соблюдала посты и другие религиозные практики.

 

Семейную среду своего детства сама Эдит описывала словами: «Простой стиль жизни, естественная и непринужденная атмосфера». Она вспоминала, что в детстве была полна радости и доброжелательности, но любила проказничать и упрямствовать. «В первые годы моей жизни я была как ртуть, вечно в движении, кипела от избытка стремлений, любопытная и озорная, и беспредельно упрямая, когда что-то было не по моей воле (...). Но у меня внутри был другой мир. Все, что я видела и слышала, внутри я переживала заново. Когда я видела пьяницу, его образ мог меня преследовать и мучить днем и ночью (...). Я не могла понять, как можно с него смеяться. Когда я была студенткой (хотя я и не вступила в какую-нибудь организацию трезвенников и не подписала никаких обязательств), я начала избегать даже капли спиртного, чтобы по собственной вине не утратить свободы духа и человеческого достоинства» (из книги Э.Штайн История одной еврейской семьи).

Эдит никогда не соглашалась на посредственность. С детства она училась владеть собой, добросовестно выполнять свои обязанности, достигать поставленной цели своим трудом. Ей приходилось подчинять свои чувства воле, что не было легкой задачей, так как ее сердце переполняли противоречивые чувства.

Радикальный отказ от веры

Эдит воспитывалась в среде верующих, но не ортодоксальных евреев. Вместе с мамой, братями и сестрами она молилась по-немецки, а не на иврите. Их фирма работала в субботу, как и в любой другой день недели. В 1897 Эдит пошла в школу, а с 1908 по 1911 год училась в лицее имени Виктории во Вроцлаве. Она была очень способной, и благодаря внутренней дисциплине и выносливости в труде ей удавалось достичь отличных результатов.

В возрасте 15 лет, когда Эдит жила у своей сестры Эльзы в Гамбурге, она перестала молиться и отказалась от веры в Бога. Она сама описывала это переломное событие своей жизни следующим образом: «Выполнив все домашние обязанности, я бралась за книги. Я слышала также много вещей, которые не пошли мне на благо. В библиотеке моего швагра было много книг, которые совершенно не подходили для чтения для петнастолетней девочки. Кроме того, Макс и Эльза были убежденными атеистами, и в их доме не было даже следа религиозности. И именно здесь, вполне сознательно и по собственной воле, я перестала молиться». Но духовный кризис Эдит начался уже два года раньше. Ее постоянно интересовали поиски истины, и она не могла не заметить, что ее братья молятся без убеждения о существовании Бога. Два дяди Эдит совершили самоубийство, и это было очередным тяжелым ударом для девочки. Она чувствовала своим детским сердцем, что на похоронах молящиеся не имели никакой веры в жизнь после смерти и в повторную встречу с воскресшими родственниками. Спустя много лет она писала: «Бессмертие человеческой души не является предметом еврейской веры. Все их усилия направлены на земную жизнь. Даже набожные евреи стараются освятить лишь эту жизнь».

Стремясь к правде, Эдит не соглашалась на компромисс. Она отказалась от веры в Бога, образ которого сформировался в ее сознании в детстве, и до двадцать первого года жизни считала себя атеисткой. «Состояние моей души в то время можно назвать грехом радикального неверия» – писала Эдит после обращения к Богу. Но в этом состоянии «радикального неверия» она искала истину на пути философского познания. В одном из своих писем к Р.Ингардену она написала: «Когда я оглядываюсь назад в те времена, всегда вижу отчаяние духа, в котором я находилась, небывалое смятение и мрак». Она еще не сознавала, что поиски правды приведут ее к Богу. Но когда Эдит нашла истину в личности Иисуса Христа, она написала: «Стремление к истине было моей единственной молитвой (...). Кто ищет истину – ищет Бога, даже если не сознает этого».

Необходимо отметить, что будучи в состоянии смятения и отчаяния, вызванного атеизмом, Эдит сохраняла внутреннюю честность, дисциплину, чистоту сердца и этическому радикализму. Она искала безоговорочно истину, и для ее была готова на любые жертвы. Она писала: «Научная работа требует многого. Я жила всегда аскетически, как монахиня». Благодаря чистоте сердца Эдит шла прямым путем, созревая для принятия истины, и не скатилась в «пропасть окончательного агностического скептицизма», говоря словами Й.И. Адамской OCD (из книги Блаженная Э.Штайн).

Во время учебы в университете Эдит испытывала особенно глубокие чувства к польскому студенту Роману Ингардену и к Гансу Липпсу. «Несмотря на посвящение работе, я надеялась, что моим уделом будет великая любовь и супружеское счастье», – писала Э.Штайн в своей Автобиографии. – «Не имея никакого понятия о католической вере и морали, я была проникнута католическим идеалом супружеской жизни. Среди молодых людей, с которыми я встречалась, особенно один мне очень нравился, и я охотно вышла бы за него замуж» (из книги История одной еврейской семьи). Любовь Эдит была наполнена также духовным началом, она не просто стремилась завладеть любимым человеком, но имела в виду также высшее благо. Она относилась к своей девственности, как к величайшему сокровищу. В Автобиографии она писала: «Наша дружба была основана на непреклонном убеждении, что он – очень чистый и искренний человек (...). Я не хотела встречаться с человеком, хромающим в этом отношении».

Падение атеистических предубеждений

Эдит Штайн была одной из немногих девушек, которые в 1911 году начали учиться во Вроцлавском университете. Два года она изучала там психологию, историю и немецкую филологию. В 1913 году она переехала в Геттинтен, чтрбы учиться философии у знаменитого философа Эдмунда Гуссерла, основателя известной школы феноменологии. Абсолютное большинство его учеников были евреи. «Гуссерл и его жена были еврейского происхождения, но очень быстро перешли на протестантизм», – писала Э.Штайн. Феноменология была новым направлением в философии, который многих приводил к принятию христианства. Господствующий до этого идеализм Канта редуцировал человеческое восприятие и самого Бога до чисто субъективных понятий. Гуссерл подчеркивал, что человек имеет возможность познать объективную действительность, также действительность сверхъестественную. Благодаря этому Эдит поняла, что и она может познать невидимого Бога.

Ее особо восхищали лекции двух еврейских профессоров: Адольфа Рейнаха, который принял крещение, и Макса Шеллера, обращенного на католическую веру еще в 1899 году. Гениальные лекции последнего на тему покорности и святости открыли перед Эдит неизвестные доселе перспективы духовных знаний. Учеба в Геттингене, в самом престижном университете тогдашней Европы, привела к тому, что атеистические предубеждения начали рассыпаться, а душа Эдит постепенно открывалась для принятия тайны невидимого Бога.

Об этом писала сама Эдит: «Макс Шеллер был переполнен католическими идеями и блеском своего духа и силой красноречия умел убеждать в своей правоте. Это была моя первая встреча с неизвестным мне миром. Она не привела меня к вере, но открыло передо мной определенный „феномен”, которого я не могла не заметить, как слепец. Не зря нас постоянно учили, чтобы мы к каждой вещи подходили без предубеждений и „опасений”. Одна за другой с меня падали узы рационалистических предубеждений, в которых я росла, даже об этом не подозревая. Передо мной внезапно открылся мир веры. Люди, которых я ежедневно встречала и которые меня восхищали, жили этой верой. Поэтому она должна была быть ценностью, достойной внимания. Одно время я была очень занята другими вещами, и проблемами веры не занималась систематически. Я довольствовалась лишь тем, что впитывала в себя импульсы из окружающей среды, которые почти незаметно внутренне преобразовали меня».

«В Геттинген я научилась уважать вопросы веры и верующих людей. Я даже иногда ходила с моими друзьями в протестантскую церковь (естественно, я не могла познать там настоящую веру из-за того, что в проповедях постоянно господствовала смесь политики и религии, которая меня скорее отталкивала), но путь к Богу еще оставался для меня скрытым». Так учеба в Геттинген начала у Эдит процесс крушения ее атеизма и вхождения на путь познания сверхъестественной действительности веры в Бога.

В 1915 году, во время безумствующей Первой Мировой войны, Эдит прервала учебу, чтобы пять месяцев работать в полевом госпитале на Моравах в качестве медсестры Красного Креста. С большим участием и бескорыстной любовью она заботилась о раненых солдатах и больных заразными болезнями. После возвращения, она защитила в 1916 году докторскую диссертацию на университете в городе Фрибург у профессора Гуссерла, за которую получила самую высокую оценку summa cum laude. Это было огромное достижение, потому что в те времена в научных кругах к женщинам относились недоброжелательно. Но профессор Э.Гуссерл оценил по достоинству необыкновенные способности Эдит и назначил ее на должность своего ассистента.

Это правда

Эдит начала приближаться к христианству, видя жизнь верующих людей, постоянно общавшихся с Богом и излучавших необыкновенное тепло любви и мира. Так она открывала неизвестный мир, которого нельзя познать физическим осязанием, и который притягивал ее красотой духовного мира. Эдит начала читать Новый Завет, изучала молитву «Отче наш» на немецком языке, познавала труды великих христианских мыслителей: св. Августина, св. Фомы, Дунса Шотландца. В 1917 году Эдит получила потрясающее известие о гибели на фронте ее любимого профессора Адольфа Рейнаха. Его жена Анна попросила Эдит, чтобы та помогла ей навести порядок в работах погибшего мужа. Не веря в загробную жизнь, Эдит ожидала, что вдова будет в очень подавленном состоянии, но с удивлением заметила, что Анна, несмотря на страдание излучала доброту и не нуждалась в особых утешениях. Эдит поняла, что вера в воскресшего Иисуса Христа и вечную жизнь давала Анне необыкновенную силу духа. Спустя несколько лет Эдит написала: «На похоронах Рейнаха я впервые встретилась с крестом и с силой духа, которую Бог дает каждому, кто этот крест несет. Впервые в жизни я увидела Церковь, побеждающую острие смерти. В этот момент мое неверие сломалось, и в тайне креста я увидела личность Иисуса».

Пример глубокой веры Анны Рейнах стал для Эдит Штайн знаком, что она идет к христианству. Но в этот период ей было очень сложно принять окончательное решение. Еще пять лет ей пришлось созревать, чтобы принять Христа.

После года трудной работы с проф. Гуссерлем, в 1918 году Эдит уволилась с должности ассистента. Она опубликовала несколько своих книг и прочитала несколько блестящих рефератов на философских симпозиум, после чего стала известна как одна из знаменитых фигур европейской философской и культурной элиты.

Это было время, когда после многолетних поисков истины Эдит Штайн остановилась у порога христианства. Непосредственной причиной, которая окончательно привела ее к решению полностью отдать свою жизнь Иисусу Хрису и вступить в общину Католической Церкви было прочтение автобиографии святой Терезы Великой. Это произошло летом 1921 года, когда Эдит была в гостях своих друзей со студенческих времен, Ядвиги и Конрада Мартиус. Когда она осталась одна в их доме, ей случайно попала в руки книга, которую она начала читать, и не могла оторваться. Читая всю ночь напролет, Эдит испытала внутреннее преображение. Она сама описывала потом это происшествие следующим образом: «Я взяла с полки первую попавшуюся книгу. Она называлась Жизнь св. Терезы из Авила, описанная ею самой. Я начала читать. Книга меня поглотила! Одним духом я прочитала ее до конца. Когда я закрыла последнюю страницу, я сказала себе: это Правда!» Для нее стало очевидно, что Правда и Истина – это личность воскресшего Иисуса Христа, который живет и действует в своей Церкви. И она захотела поверить в Него и начать жизнь в единстве с Ним через молитву и Таинства.

С самого утра Эдит пошла в книжный магазин, чтобы купить католический катехизис и молитвенник для богослужений. Ее многолетние трудные поиски истины закончились решением принять крещение в Католической Церкви. Мистическое познание св. Терезы было для нее исполнением длительного периода неопределенности и поисков, который она сама называла своего рода молитвой, приведшей ее к вере, к «покою в Боге» (см. Посл. к Евреям 4,10-11). Эдит поняла, что настоящие эксперты в вере – это мистики и святые, потому что они пережили истинный контакт с Богом.

Эдит сама писала о своем освобождении от атеизма: «лето 1921 года, когда мне в руки попала автобиография святой матери Терезы (...), закончило долгий период моих поисков истинной веры (...). Бог и есть Истина. Тот, кто ищет истину, ищет Бога, даже если этого не сознает. Человек может быть неверующим из-за незнания, не по своей вине, и поэтому образы Святого Писания дле него могут быть непонятны. Известно, что первородный грех привел к внутреннему духовному мраку в человеке, но если мрак и снаружи, то какая в этом его вина и ответственность! Однако каждый неверующий несет часть ответственности за свое неверие. Очень редко случается, чтобы кто-то никогда не услышал свидетельства о Боге... Каждого Бог ведет его личным путем: одни приходят к цели быстро и легко, другие долго и с трудом. То, что нам приходится сделать самим – это пустяк по сравнению с тем, что мы получаем от Бога. Но даже эту малость мы должны сделать самостоятельно: прежде всего молиться о том, чтобы познать истинный путь, а когда его увидим, без сопротивления идти по нему, следуя вдохновению Божьей милости. Тот, кто так поступает, терпеливо и последовательно, не может сказать, что его усилия были напрасными» (из книги Мысли Эдит Штайн).

Э.Штайн подчеркивала, что вера – это дар от Бога, но человек должен вложить усилия в то, чтобы принять этот дар: «Бог побуждает и Бог совершает это, но требует содействия со стороны человека, его собственных духовных усилий. Дух человека должен очиститься от всего, что отвлекает его, и подготовиться к тому, чтобы познать Бога и только в Нем обрести радость» (из книги Э.Штайн Познание креста). В одном из своих писем, Эдит посоветовала своему знакомому, ищущему Бога: «Что я могу еще добавить? Я уже Вам советовала: стать, как ребенок, и всю свою жизнь вместе с Вашими поисками и философией передать в руки Отца. А если Вы еще не можете на это решиться – просите неизвестного, вызывающего сомнение Бога, чтобы Вам помог в этом. Наверняка теперь вы посмотрите на меня с изумлением, что я посмела Вам предложить такую простую детскую мудрость. Но это и есть истинная мудрость, потому что она проста, и в ней скрыты все тайны. Это и есть путь, который безопасно ведет к цели».

Повторное рождение

Несколько месяцев Эдит интенсивно готовилась к крещению, которое приняла 1 января 1922 года в церкви св. Мартина в Бергцаберн. Принимая это Таинство, она испытала повторное духовное рождение (см. Иоан. 3,1-21). Позднее она писала: «Несомненно, новое рождение в Духе дает ощущение полной перемены. (...) Дух Света не уничтожает индивидуальность человека, но заключает с ней как бы брачный союз, и благодаря этому человек испытывает новое рождение». Приняв крещение и первое Причастие, Эдит была уверена, что хочет посвятить свою жизнь Богу в монастыре. Однако она не хотела причинять боль своей матери, и поэтому решила несколько лет подождать. Она поклялась сохранять девственность, бедность и послушание. Она заняла должность учительницы немецкого языка в лицее женского доминиканского монастыря, но не брала вознаграждения за уроки.

Со дня своего крещения Эдит Штайн ежедневно участвовала в Евхаристии. У нее был постоянный исповедник, а Иисус Христос стал ее величайшей любовью. Она любила Его изо всех сил своей воли и чувств. Она проводила время, поклоняясь Ему в Евхаристии, размышляя над трагедией Его страданий и смерти. Многие часы Эдит проводила в молитве, наполняясь Божьей любовью и истиной. Она начала понимать, что сам по себе человек – ничто, но в единении с Иисусом Христом он может найти свое бесконечное достоинство. Она побуждает каждого из нас к тому, чтобы ежедневно вкладывать усилия и стремиться к святости через верность истине веры: «Кто ищет Бога, идя за истиной Веры, тот в своих добровольных усилиях выйдет в том направлении, куда ведет каждого мистическая милость Бога. Он освободится из плена чувств и памяти, и даже естественной деятельности разума и воли, и войдет в пустое одиночество своего нутра, где будет пребывать в темной вере, в простом, полном любви обращению духа к скрытому Богу, который хотя и невидим, всегда присутствует».

В этот период Эдит Штайн много молилась и вела научную работу. Она написала несколько важных философских работ, перевела книги св. Фомы Аквинского, а также труды кардинала Ньюмана, бывшего англиканца, который в XIX веке обратился в католичество. С 1928 по 1933 год ее многократно приглашали вести лекции в разных европейских университетах. Но когда в 1933 году в Германии пришел к власти Адольф Гитлер, для евреев и католиков началось время тяжелых преследований. Весной 1933 года Эдит написала письмо папе римскому Пиусу XI с просьбой, чтобы он издал энциклику, осуждающую гитлеровский атеизм. В октябре этого же года Эдит вступила в монастырь Босых Кармелитанок в Кёльн и приняла имя сестры Бенедикты от Креста.

Она дословно понимала заповедь Иисуса Христа, что необходимо любить своих врагов. Поэтому она горячо молилась за преследуемых и за преследователей, принося себя в жертву за еврейский и немецкий народы, и прося мира на Земле. Она написала: «Мне стало понятно, что Бог снова положил тяжелую руку на свой народ, и что судьба моего народа – это моя судьба. (...) Я беседовала со Спасителем и сказала Ему, что знаю, что это Его крест возложен теперь на еврейский народ. Большинство этого не понимает, а те, кто понимает, вынуждены от имени всех взять его на себя. Я готова это сделать, пусть только Спаситель покажет мне, как. Когда закончилось богослужение, я была полна уверенности, что Он выслушал мою молитву. Но в чем будет состоять мое несение креста, я еще не знала».

После вступления в монастырь Эдит излучала необыкновенную радость, как никогда прежде. Как можно объяснить факт, что великая интеллектуалка, которая любила танцевать, ходить в горы, плавать на лодке, играть в теннис, слушать концерты, ходить в театр, любила философские дискуссии – без всего этого, взаперти в монастыре испытывала такое огромное счастье? Единственным источником радости было то, что она сама назвала «началом жизни рука об руку с Господом». Она признавала, что в течение всей предыдущей жизни не испытала столько радости, сколько в течение двух лет подготовки к монашеству. Ее радость была следствием глубокой молитвы и покорности, которые давали тесное единство любви с Иисусом Христом. Молитва давала ей творческую силу и сосредоточение. В свободное от монастырских занятий время она писала, и в течение девяти месяцев написала философскую работу на 500 страниц под названием Endliches und Ewiges Sein.

Наступило 9 ноября 1938 года, известное под названием Хрустальная ночь. Десятки тысяч евреев в Германии были арестованы и отправлены в концлагеря, их дома, магазины и фирмы разграблены и разрушены, или заняты немцами, многие синагоги обесчещены и сожжены. Сестра Бенедикта знала, что если она останется в монастыре в Германии, то фашисты могут использовать присутствие еврейки как предлог для уничтожения монастыря. В это время гитлеровские атеисты, пылающие ненавистью к Католической Церкви, уже ликвидировали много монастырей, выбросив монахинь на улицу. Поэтому в новогоднюю ночь 1938 года с. Бенедикта и ее родная сестра Роза (которая приняла католическую веру в 1936 году) были тайком перевезены в монастырь кармелитанок в голландском городке Эхт.

Первые месяцы 1939 года в Германии были полны пропагандистских акций против еврейского народа и соседнего польского государства. Повсеместно происходили погромы и массовые аресты евреев. Над Европой нависала неотвратимая угроза приближающейся мировой войны. В вербное воскресенье этого года с. Бенедикта написала Матери Ордена письмо, в котором выразила готовность принять смерть, если такая будет воля Бога, в духе пожертвования за мир на Земле, за Церковь, за евреев и немцев, а также за то, чтобы власть антихриста Гитлера была уничтожена. Сразу после праздника Божьего Тела 1939 года она подготовила завещание, которое закончила словами: «Я уже теперь принимаю смерть – такую, какую предназначил для меня Бог. Я отдаю себя Его воле с большой радостью. Я прошу Господа, чтобы Он принял мою жизнь и смерть для своей славы, за все дела Святейшего Сердца Иисуса и Марии, за святую Церковь, а особенно за сохранение, освящение и совершенство нашего святого Ордена Кармелитанок, за наши монастыри в Кёльн и в Эхт, как жертву за неверие еврейского народа, чтобы Господа принял Его народ, чтобы наступило Его славное Царство, чтобы Германия была спасена и в мире наступил мир, и, наконец, за моих близких, живых и умерших, за всех, кого Бог мне дал, чтобы никто из них не погиб навеки».

Крест – единственная надежда

1 сентября 1939 года Гитлер напал на Польшу, начиная Вторую Мировую войну. Уже через две недели с. Бенедикта написала потрясающую статью Здравствуй, Крест, наша единственная надежда, в котором она подчеркивала, что через молитву и сочувствующую любовь можно нести помощь раненым и умирающим, и осиротевшим детям. Тот, кто сумеет забыть о себе, размышляя над Страданием Иисуса Христа, силой мистической молитвы сможет победить даже самое большое зло. Она писала: «Scientiam crucis (познание креста) можно получить лишь тогда, когда ты сам испытаешь крест на себе. Я была убеждена в этом с самого начала, и поэтому сказала в глубине сердца: Ave crux, spes unica (Здравствуй, крест, единственная надежда).

В 1941 году гитлеровская Германия оккупировала Голландию. 15 сентября сестра Бенедикта получила приказ от оккупационных властей, что она, как и все евреи, должна носить желтую Звезду Давида с надписью «еврей» и регулярно отмечаться в Гестапо. Но она никогда не приветствовала фашистов словами «heil Hitler». Один раз она почувствовала, что должна ясно показать гитлеровцам, чью сторону она выбирает в войне между Сатаной и Богом. Тогда она сказала проходящему мимо гестаповцу: «Слава Иисусу Христу!» Немецкий офицер от удивления онемел, затем опустил голову и ничего не ответил.

Будучи в Эхт, сестра Бенедикта написала свое последнее произведение, несомненно, самое ценное: Познание Креста. В нем содержится гениальное изучение теологии святого Иоанна от Креста.

26 июня 1942 года голландский Епископат издал пастырское послание с протестом против арестов и депортации еврейского населения, и против исключения еврейских детей из католических школ. Оккупационные власти приказали епископам аннулировать протест, как это сделали ранее протестансткие пасторы. Но католические епископы не только не отказались от своего решительного осуждения действий германских фашистов, но и передали во все церкви для публичного прочтения депешу, полученную от оккупантов, полную угроз. В ответ на это гитлеровцы в воскресенье 2 августа 1942 года арестовали всех католиков еврейской национальности, находящихся на территории Голландии. Среди арестованных оказалась и сестра Бенедикта, и ее родная сестра Роза Штайн.

Перед отправкой в Освенцим они находились несколько дней в лагере на территории Голландии, где сестра Бенедикта изо всех сил старалась утешать и поддерживать на духе обреченных на смерть собратьев. Она прекрасно понимала, что смерть ждет и ее, но несмотря на это излучала спокойствие. Вместе с Розой ее вывезли в Освенцим 7 августа 1942 года. Два дня они ехали в товарных вагонах, битком набитых людьми. До самого конца сестра Бенедикта носила свою монашескую одежду. Сразу же после прибытия в лагерь смерти, она была направлена в газовую камеру, а ее тело сожжено в крематории. На месте ее мученической смерти находится металлическая таблица с цитатой из ее работ:

«Любовь будеть нашей вечной жизнью, и уже здесь мы должны приблизиться к ней настолько, насколько возможно. Иисус стал человеком, чтобы быть нашим Путем. Что же следует делать? Изо всех сил очищать себя (...), свой разум направлять к Богу в простом стремлении, а свою волю с любовью подчинить воли Бога. Это легко говорить, но даже труд всей человеческой жизни не принес бы результатов, если бы Бог не сделал самого главного. Мы должны всё же верить, что Он не откажет нам в своей милости, если мы сделаем то, что в наших силах. Это так немного, но значит для нас очень многое».

Эдит Штайн, атеистка, которая нашла Бога и обратилась к нему, монашка Кармелитанского Ордена, один из знаменитейших разумов XX века, философ – ученая, а одновременно святая, закончила свою земную жизнь 9 августа 1942 года. Она стала ясным знаком для всех, кто ищет Истину, и символом единства католиков и евреев.

1 мая 1987 года папа римский Иоанн Павел II объявил о ее беатификации в Кёльн. Канонизация Эдит Штайн, т.е. причисление к лику святых, имела место в Риме 11 октября 1998 года, а через год она была признана покровительницей Европы. Она стала примером и для всех атеистов, искренне ищущих истины и смысла жизни, доказательством силы Бога и Его невидимого присутствия в жизни человека, примером ежедневного пребывания в вере и молитве. Свидетельство ее обращения к Богу и ее работы и сегодня остаются исключительно актуальными.

Прислушаемся же к ее словам:
«Нет нужды до конца жизни искать доказательств того, что наши религиозные чувства объективны. Однако совершенно необходимо, чтобы мы однозначно сказали свое „за”или „против” Бога. От нас только это и требуется: решиться на этот шаг, не требуя квитанции с гарантией. В этом состоит риск веры. Путь ведет от веры к рассудительности, а не наоборот. Тот, кому гордыня не позволяет пройти этим узким путем, остается снаружи. Но тот, кто проникнет на другую сторону, еще во время земной жизни достигнет великого света и постигнет то, что называется Credo et intelligam – Верую и понимаю. По-моему, здесь немногого удастся достичь путем конструирования в своем воображении религиозных переживаний. Христос не оставил нас одинокими сиротами. Он прислал нам своего Духа, чтобы Он привел нас к полной истине (см. Иоан. 16,13). Он основал свою Церковь, руководимую Его Духом, и дал нам своего наместника, чьими устами обращается к нам Святой Дух. В Церкви Он объединил всех верующих и хотел, чтобы они были ответственными друг за друга. Мы не остались одинокими, и благодаря этому, если и потеряем доверие к своим собственным мыслям и даже к своей молитве, нам на помощь приходит сила, истекающая из послушания Церкви, и из веры в заступничество других» (из книги Мысли Эдит Штайн)

Пусть пример святой Эдит Штайн побуждает нас идти путем веры без компромиссов. Пусть он помогает нам найти силы для внутренней дисциплины, чтобы ежедневная молитва и регулярное участие в Таинствах Покаяния и Евхаристии было для нас честью и привилегией, и источником радости. Пусть он служит нам доказательством того, что жизнь в гармонии со Словом Божьим и Евангельскими требованиями – это единственный путь к счастью на Земле и в небесах. Пусть наше решение идти за Иисусом Христом найдет выражение в молитве святой Эдит Штайн:

«О Господи, прошу Тебя, дай мне всё,
что ведет меня к Тебе.
Забери у меня, Господи Боже, всё,
что могло бы отвлечь меня от Тебя.
Возьми меня всю,
и прими меня, как свою собственность»

о. Мечислав Петровский SChr

Обсудить на форуме: Святая Эдит Штайн